«Происходящее на Украине вызывает слёзы». Звезда «Х-фактора» о жизни и шоу

Голос Якова Головко большинство крымчан услышало несколько лет назад в украинском телешоу «Х-фактор». Популярность пришла быстро. Однако после референдума, когда выступления на Украине резко сократились, в Крыму про него забыли на долгих два года. И только после самостоятельно организованного концерта в Симферополе его пригласили работать в Крымской государственной филармонии.

ДОСЬЕ
Родился в 1963 году в Кургане. Вырос в музыкальной семье: мама – преподаватель вокала, папа – скрипач, брат закончил Московскую консерваторию им. Чайковского. Хотел стать врачом, но родители настояли на музыкальном образовании. Закончил факультет хорового дирижирования в музыкальном училище в Умани. Поет лучшие песни из голливудских мюзиклов и кинофильмов 1920-1970 годов, джазовые стандарты, хиты Фрэнка Синатры, Луи Армстронга, Нэта-Кинг-Кола и др. Помимо джаза, исполняет песни Булата Окуджавы, Дольского, Высоцкого, Розенбаума.
Президенты оценили
Катерина Трутько, «АиФ-Крым»: Вы ведь родом не из Крыма, как попали на полуостров?

Яков Головко: Я из Кургана, потом родители перевезли меня в Умань, а в возрасте 29 лет, когда понял, что больше не могу петь по ресторанам, особенно тот репертуар, который был популярен в 80-90-е годы, рванул в Крым. Первый месяц был для меня очень тяжелым: я работал в трех ресторанах сразу, иногда времени на еду не хватало. Но удача была на моей стороне, и вскоре меня взяли в штат театра-варьете, который базировался в «Интуристе». Я стремился туда попасть, так как то, что я пою, не имеет национальности и времени. Немцы и россияне одинаково любят джаз. А впервые на полуострове я побывал подростком, но уже тогда понял, что для счастья жить нужно здесь.

– Были ли у вас особенные слушатели?

— Я с 1995 года обслуживал саммиты, которые проходили в Крыму. Помню, выступал перед Кучмой и Шеварнадзе, пел для каждого на его родном языке, а Леонид Данилович потом долго удивлялся: мол, как это вы научили грузина петь на украинском языке, жаль, что акцент небольшой остался. Украинское телешоу не стало моим стартом, но дало мне хороший багаж знаний: нас учили правильно двигаться, разным вокальным приемам, которые необходимы для работы на телевидении, с нами работали гримеры, стилисты, музыканты, режиссёры и даже хореографы, которые мягко воспитывают в тебе нужные навыки.

Многие говорят, что такие конкурсы ненастоящие, что роли победителей уже расписаны, но это правдиво только отчасти. Уже на прямых эфирах ты видишь, как можно «завалить» человека: песня, которая не дает возможности раскрыть голос, чуть-чуть приподнятый звук минусовки— и зритель не слышит голоса, а только музыку. Но я не обижен, я честно боролся, встретился с множеством интересных людей и нашел любимого человека.

— То есть, ваша жена – ваша фанатка?

— Нет, Марина, безусловно, ценит мое творчество и считает меня талантливым человеком, но к музыке относится спокойно, в отличие от тещи, которая может часами слушать мое пение и никогда от него не устает. На самом деле, после анонса видеокастинга, ещё даже не шоу, ко мне в соцсети ринулись сотни людей, писали о том, что хотят познакомиться, встретиться. И я каждому отвечал, представляете, каждому! После эфира уже начали узнавать на улицах. Марина была одной из первых, кто написал тогда. Мы обменялись телефонами, а когда я её услышал, то понял, что пропал. Мы проговорили часа три, я никак не мог наслушаться. А когда, наконец, увиделись, она оказалась именно такой, как я представлял. Я с первых минут, знал, что она станет моей женой. Немного сложно было с моими дочерями, их мать скончалась за два года до этого после тяжелой и продолжительной болезни. Младшая сразу нашла общий язык, а старшая ревновала, но они поняли, что разлетятся по свету, а точнее уже разлетелись, и я не должен оставаться один.

Особенное место. Иван Демьян о Крыме: драйв, съёмки и сломанный позвоночник
Стал «невыездным»
— Что изменилось для вас после референдума?

— Представьте, я был раскручен, меня знала вся Украина, даже кое-где и в РФ узнавали, и тут после референдума я остался в изоляции. Помню, позвонил в Министерство культуры Крыма напомнить о себе, наткнулся на одного из замов министра, который заявил, что он меня не знает, таких шоу не смотрит и что их такая музыка не интересует. Это потом, через два года, когда министр культуры пригласила меня работать в филармонию, оказалось, что она даже за меня голосовала во время телешоу, ей нравится моя музыка. Я пел в Архангельске, Кемерово, Владивостоке, в Москве, а вот в Крыму у меня был вакуум, как будто под санкции попал.

— А не было ли мыслей переехать в Украину, там ведь карьера была налажена?

— Там меня, может, знают и ценят, но то, что творится в Украине, вызывает у меня тревогу и слезы. Я недавно был в Киеве, ездил к дочери, она там заканчивает университет культуры. Встретился со знакомыми и не очень людьми — у них средний возраст лет по 30-40, и все они говорят, что сейчас замаливают грехи после поддержки Майдана. Люди думали, что уберут Януковича, наладится жизнь, закончатся поборы, а их обманули.

Мне кивают, мол, вы, крымчане, оказались умнее и не повелись на эти сказки. Меня, в лице крымчан, пытались обвинить в предательстве, спрашивали, почему я не отстаивал — вот только кого, я так и не понял. Крым многонационален, тут спичку брось – всё полыхнёт и тогда, как бы не было страшно признавать, события на Донбассе покажутся детскими играми.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.